67-2 Первым даром является Дух – Рим 8,18-25

Downloadlink: 67-2 Первым даром является Дух – Рим 8,18-25

Рим 8,18-25

1.    Экзегеза

1.1 Перепиши текст и найди действующие лица (или того, кто должен действовать), а также ЧТО делается (или должно быть сделано) и ПОЧЕМУ?

1.2 Ответь на следующие вопросы к тексту:

o    Обрати внимание на союз «ибо» и на контекст!                  18

  • На какие мысли ссылается это «ибо»?

o    Почему Павел использует здесь такое сильное слово: «думаю»?

o    Что принадлежит к «нынешним временным страданиям»?

o    Какая слава «должна открыться в нас»?

  • Как и когда эта слава станет видимой?

o    Что Павел подразумевает под выражением «ничего не стоят»?

o    Почему стих 18 принадлежит к этому отрезку, а не к предыдущему?

o    Что подразумевается под «боязливым ожиданием творения»?   19

o    Что такое «откровение сынов Божиих»?

  • Кто такие «сыны Божии»?
  • Что такое творение?
  • Почему и как ожидает творение?

o    Что значит: «подвержено бренности»?                              20

  • Почему «не добровольно»?
  • Обрати внимание на союз «но»!
  • Кто его покорил?
  • В чем заключается «надежда»?

o    Есть ли различие между «тварью» и творением?

o    Обрати внимание на союз «что»!                                       21

o    Что такое «свобода детей Божиих»?

  • Почему она называется «свободой славы»?

o    Что подразумевается под «рабством тлению»?

o    От чего, когда, для чего и как освободится творение?

o    Обрати внимание на союз: «ибо»!                                     22

  • О чем мы знаем?

o    Как «боится» творение?

  • Что значит: «доныне»?

o    Обрати внимание на контраст: «но»!                                  23

o    Где, как и почему мы тоже боимся?

  • Что подразумевает под этим Павел?

o    Кем или чем является «Дух»?

  • Что такое «начаток»?
  • Кто такие «мы»?
  • Когда нам, как «первый дар», был дан Дух?

o    Что подразумевается под «стенанием»?

  • Когда ты в последний раз стенал перед Богом?
  • Почему мы стенаем?
  • Что значит: «в самих себе»?

o    Что значит здесь «усыновление»?

  • Павел по этому тоскует?

o    Что значит «искупление тела»?

  • Какая связь есть между «усыновлением» и «искуплением тела»?

o    Обрати внимание на союз «ибо»!                                      24

  • Что значит быть «спасенным»?
  • Почему в надежде? Что такое надежда?
  • Чего в нашем случае не «видно»? О чем думает Павел?

o    Можно ли надеяться лишь на невидимые вещи?

o    Чего я ожидаю с надеждой?                                             25

  • Что такое «терпение»?
  • Каких даров или обетований Божиих ты ожидаешь «в терпении»?

o    Почему Павел написал эти строки общине в Коринфе?

  • Что он хочет сказать им в этом отрезке?

1.3 Раздели текст на абзацы, и дай каждому абзацу заголовок, как изложение содержания этого абзаца

o

o

o

o

1.4 Сформулируй «сердцевину» (главную мысль текста) одним предложением!

Примерно так:
Автор хотел сказать своим читателям, чтоб(ы) они …

o

1.5 Примерные предложения к тексту:

1.5.1     Для каждого абзаца

1.5.2     Для сердцевины

здесь

2     Гомилетика

2.1 Каким образом сердцевина текста касается жизни моей общины?
Сформулируй цель проповеди в одном предложение

o

2.2 Составь план к цели твоей проповеди!

o

o

o

o

2.3 Примерные предложения к проповеди:

здесь

2.4 Подбери примеры, цитаты или идеи

o    Отрезок, который, по сути дела, должен был бы охватить стихи 18-30 (так как уверенность в надежде ясно обосновывается только в стихах 26…), вызван благодаря изменению хода мыслей в стихе 17: Дети являются наследниками. Они ждут, когда из страдания их возвысят к славе (Voigt).

o    «Слава» (17) уже есть у Бога, она только скрыта от нашего взгляда в «нынешнем времени мира» (de Boor).

o    Но, в то же время, вера еще является владением и надеждой; и звание детей, которым мы обладаем, должно еще стать видимым. Этого ожидает мир (Voigt).

o    «Нынешнее время» (18) – это последнее время, наполненное ожиданием спасения (Voigt).

o    Второе пришествие произойдет, прежде всего, для «сынов Божиих» (19) и соберет, и завершит общину. Только затем на землю придет Господь вместе со Своим завершенным Телом: Верующие «явятся с Ним во славе» (Кол.3,4). Творение ожидает этого «явления», потому что благодаря ему и само оно освободится от рабства тлению к свободе славы детей Божиих (de Boor).

o    Дети Божии являются тем, чем они являются, только доныне скрытым образом (Кол.3,3; 1 Иоан.3,2) (Voigt).

o    Недобровольность (20), с которой творение обречено на гибель, находится в контрасте с сознательным намерением людей совершать грехи (Voigt).

o    Как падение человека стало для творения гибелью, так освобождение детей Божиих приведет к славе, к освобождению всего творения (Voigt).

o    Предлог «в» (23: стенаем в себе) может также означать «посреди». Это стенание можно услышать «в наших рядах» (de Boor).

o    Тот, кто не знаком с этим «стенанием» и «ожиданием», имеет в этом серьезный знак того, что он еще не получил «принятие в качестве сына» и «начаток Духа» (de Boor).

o    Надежда (24) – это ситуация, когда мы живем, как спасенные (Voigt).

o    Хотя мы имеем Духа – как «начало грядущего» (2 Кор.1,22; 5,5; Еф.1,14) – мы также стенаем; да, в нас стенает Сам Дух (26) (Voigt).

 

o    Нам дороже синица в руке, чем журавль в небе (Voigt).

o    Надежда – это сила засасывания, которая тянет нас вперед. Можно перенести многое, если видишь перед собой желанное. Но надежда подлежит подозрению иллюзии (Voigt).

o    О надежде, о которой идет здесь речь, Павел говорит: Она не постыжает (5,5). Он даже считает, что страдания, которые теперь еще нужно перенести, не имеют значения перед славой, которая должна открыться и обнаружиться «в нас» (18 + 2 Кор.4,17) (Voigt).

o    Что бы ни говорили о мире с критической точки зрения: Он является и остается Божьим творением. Христианин признает: Меня «вместе со всеми творениями» создал Бог (Voigt).

o    Можно ли серьезно думать о том, что для растений и животных Павел ожидал «свободу славы детей Божиих»? Но если мы всё-таки не можем решиться на то, чтобы отказаться от мысли о «творении» с его бесспорным страхом и мучением, во всяком случае, нам нельзя из-за страдающего животного забывать страдающего человека! «Творением» тогда является, по крайней мере, также человек и человечество! (de Boor)

o    Уже по тому, что человеческой личности нет без тела, становится ясно, как она вплетена в контекст мира. … Как показывает наш текст, мир затронут историей, которая развертывается между Богом и Его людьми, он по-своему втянут в это событие (Voigt).

o    Мы живем в общности судьбы с «природой». Она не может быть для нас только объектом познания (естественные науки) и господства (техника, экономика) (Voigt).

o    Библия слышит, как творение повествует о славе Божией и возвещает дела Его рук (Пс.18), горы ликуют (Ис.44,23), потоки воды торжествуют (Пс.97,8). В нашем тексте Павел слышит вздохи и стоны творения. Вид подстерегающего добычу животного – голова вытянута далеко вперед, всё тело готово к прыжку (19) – становится для него притчей, обозначающей напряженное ожидание. Чего? Того, чтобы с человеком произошло огромное изменение; а именно того, чтобы стало видимым то, что уже тайно – в вере – сделал из них Бог (Voigt).

o    Из повеления подчинить себе землю человек услышал лишь то, что всё должно ему служить, а не другое, что он должен делать это, как наместник Бога, и потому, попутно, в заботе о творении (Voigt).

o    То, что может делать человек, годится только в рамках порядка, исключающего неправомерное использование (Voigt).

o    Без содействия творения на него нашел рок огромной фрустрации, порожнего пробега, согласно стиху 21 и обреченность на необходимость умереть. Мы не знаем почему – Бог втянул его в неимение спасения грешников. Но это произошло «в надежде». Ибо Бог не мирится со страданиями мира. Если Он спасет людей, тогда это будет также спасением нечеловеческого творения. Оно это чувствует: Нужно на что-то надеяться! (Voigt)

o    Животное проживает свою полную нужды жизнь в борьбе и страхе, и стремится только к тому, чтобы породить новую жизнь своего собственного вида. Для чего? Чтобы и она вновь должна была жить в борьбе и страхе и снова порождать новую жизнь, которая потом опять продолжит старый круговорот. Именно эта форма жизни «круговорота» без цели по своей сути является «ничтожностью», «бесполезностью» (напрасной). … Такая «жизнь», которая в общем и в частности постоянно стремится и борется, и надеется, и страдает, и всё-таки никогда не достигает и не находит реально, которая строит на руинах и вновь оканчивается на развалинах, является «ничтожностью», «суетой». И здесь господствует круговорот, при котором, хотя первым словом вновь и вновь обладает жизнь, последнее слово всегда остается за смертью (de Boor).

o    «Ничтожность» и бессилие всего созданного связаны с отрывом человека от Бога, с человеческим грехом (Быт.3,17). За неизмеримым страданием всего «творения» стоит вина Адама, вина человека. Но «покорять» (20) может не Адам, а только Сам Творец и Господь (de Boor).

o    Если бы Творец не мог предложить Своему творению ничего иного, кроме этого напрасного, отмеченного страхом, мукой и смертью существования, как мы должны были бы «бояться, любить» Его «более всего и доверять Ему»? Но Бог покорил творение «в надежде», или почти еще яснее: «на основании надежды» (de Boor).

o    Если люди освободятся от последствий своего греха, то это также будет означать свободу для нечеловеческого творения (21). Возникнет преобразованный мир (Voigt).

o    Мы возвещаем великую надежду для мира. Пусть проповедь не оставляет никакого сомнения в том, что эта надежда обоснована в Боге и исполняется только благодаря Богу (Voigt).

o    Христианская эсхатология говорит не о развитиях внутри мира, а о новом творении, начавшемся с Пасхи (Voigt).

o    Мы спасены в смысле надежды (24) (Voigt).

o    Мечтатели в Коринфе подсчитали, что в Апостоле есть так много слабого, убогого, разочаровывающего, больного, постыдного, а он не пытался оспорить это, но считал, что именно всё это принадлежит к крестному образу христианской жизни. Ведь Сам Господь был Тем, Кем Он был, в неузнаваемости и сокрытии (Voigt).

o    По нам не видно, что мы являемся детьми Бога. «Наша жизнь сокрыта с Христом в Боге». Она помещена в невзрачное (Voigt).

o    Мы «праведны». Никто не может и не станет обвинять нас в чем-то еще (33-34). Бог расположен к нам без «если» и «но». Однако хорошо замечено: Это мы распознаем не в себе, но во Христе, в Его Слове и Его Таинствах (Voigt).

o    Если спросить, как обстоит дело с нами, то мы должны констатировать: «и мы в самих себе тоскуем по вступлению в силу правового статуса ребенка и ожидаем освобождения нашего тела (23)» (Voigt).

o    Вместо тоски и стенания на традиционном теологическом языке можно было бы также говорить об искушении (Voigt).

o    «Мы не знаем, о чем молиться» (26). Неудачи? Случайный выход из строя? Кажется, Павел не придерживается этого мнения. Сам Дух должен сделать представление за нас Богу и взяться за наше дело (Voigt).

o    Всё это не нужно считать удручающим. Мы получаем чудесное утешение. Нам не нужно оспаривать перед другими и скрывать от самих себя наше неопределенное, уязвимое, многообразно искаженное, утомительное, подверженное сомнению, блуждающее христианство. Мы вздыхаем, мы тоскуем: Это лучшее, что можно сказать о христианской жизни (Voigt).

o    Павел ожидает того, что христиане сами не стоят над миром страдания и тоски, как замечательные и неприкосновенные, но сами знакомы со стенанием и пламенным ожиданием. … Павел энергично обобщает (23) и с равной ясностью произносит «Уже» нашего обладания и «Еще не» нашего стенания (de Boor).

o    Если мы ломаемся, если у нас иссякают силы, если у нас заканчивается мужество, если у нас больше не получается молиться, если мы ощущаем страх, это не противоречит нашему детскому праву у Бога. Бог держит нас больше, чем имеем Его мы (Voigt).

o    Это состояние не должно сохраниться. Павел не позволил искушенной вере быть последним словом христианского возвещения. … Именно потому, что он знал о суровости и нужде искушения, он пылко избрал совершенную победу Бога над всеми силами космоса. Воскрешение мертвых было для него не просто символом открытости для будущего, но концом земного мучения (Voigt).

o    Заблуждение теологии победы заключается не в том, что она вообще говорит о славе, но что она – преждевременно и иллюзионно – помещает ее в сегодня и хочет самовольно освободиться от низкого положения креста (Voigt).

o    Мы спасены в надежде. Это не значит, что до сих пор мы оставались бы ни при чем. У нас есть Дух: Начало грядущей жизни. … В том, что мы можем надеяться, заверяет нас Дух (Voigt).

o    Мы ожидаем прекрасной свободы детей Божиих (21). Свободы, ибо тогда мы будем теми, для чего мы предназначены. Детьми Божиими, ибо тогда больше не будет никакой разобщенности между Богом и нами, и всё, что теперь еще мешает нам быть с Богом в безмятежной связи, тогда отпадет. Великолепно, ибо тогда на нас будет светить слава Божия. И всё это в обновленном мире, стало быть, в единении с творением, которому больше не нужно будет стенать (Voigt).

o    Мы радуемся новому миру. Описать его мы не можем. Но он будет таким, что в сравнении с ним не будут иметь значения все страдания этого времени (Voigt).

o    Наше спасение не исправляет отдельные грехи и дефекты нашей жизни, но устанавливает на место старой, в целом неудавшейся жизни существенно новую жизнь, которую мы хорошо «отведываем» в даре Святого Духа, но еще никоим образом не «видим». Мы «надеемся на то, чего мы не видим» (24) (de Boor).

o    «Надежда, которую видят, не является надеждой». Только если мы оставляем позади себя всё «видимое», всё привычное и знакомое, у нас есть подлинная надежда (de Boor).

o    Мы уже сейчас «во Христе Иисусе» (1!), стало быть, в Том, Кто заключает в Себе полноту нового творения. Возгласами ликования мы приветствуем «Отца», Который затем однажды станет «всем во всём» (1 Кор.15,28). Мы «любим» той любовью, которая является сущностью и той грядущей жизни (1 Кор.13,8…). Поэтому «мы ожидаем этого с терпением» (25), с терпеливо выжидающей несущей способностью, которая и в страданиях настоящего времени «придерживается исповедания надежды» (Евр.10,23) (de Boor).

Werbeanzeigen