52-4 И уже не я живу, но живет во мне Христос – Гал 2,16-21

Downloadlink: 52-4 И уже не я живу, но живет во мне Христос –

Гал 2,16-21

1.     Экзегеза

1.1 Перепиши текст и найди действующие лица (или того, кто должен действовать), а также ЧТО делается (или должно быть сделано) и ПОЧЕМУ?

1.2 Ответь на следующие вопросы к тексту:

  • О чем идет речь в Послании к Галатам?
    • О чем идет речь в стихах, находящихся непосредственно перед нашим текстом?
  • Обрати внимание на сильное начало стиха (Однакоже, узнавши)! 16
    • Кто подразумевается под словом «мы»?
    • Что такое «дела закона»?
    • Почему важно «быть праведным»?
    • Что такое «праведность»?
  • Обрати внимание на контраст: «а»!
  • Что значит: «через веру»?
    • Объясни: «через веру, … к вере»!
    • Кто подразумевается под словом «мы»?
  • Что такое «вера в Иисуса Христа»?
  • Обрати внимание на союз «чтобы»!
    • Каким образом или как человек становится праведным «через веру во Христа»?
    • Что означает слово «Христос»?
  • Являются ли «дела закона» плохими?
  • Обрати внимание на союз «ибо»!
    • Почему через дела закона не может стать «праведным» никто?
    • О каком Слове из Псалтыри напоминает это обоснование?
  • Обрати внимание на союз «же»! 17
    • Кто подразумевается под словом «мы»?
    • О чем хочет сказать в стихе 17 Павел?
  • Обрати внимание на союз «ибо»! 18
  • Обрати внимание на смену личности!
    • Что «разрушил» Павел?
    • Что он подразумевает под «восстановлением»?
  • Обрати внимание на союз «ибо»! 19
    • Что значит: «законом умер для закона»?
  • Обрати внимание на союз «чтобы»!
    • Как Павел понимает здесь слово «жить»?
  • Что значит: «быть распятым с Христом»?
  • Обрати внимание на союзы: «и; но и а»! 20
  • Как живет «во мне» Христос?
    • Когда началось это время, подразумеваемое под словом «ныне»?
  • Как можно описательно объяснить «жизнь в вере»?
    • Что подразумевается под «плотью»?
  • Обрати внимание на тройную характеристику Иисуса!
  • Что подразумевается под «Божьей благодатью»? 21
    • Как можно ее «отвергнуть»?
  • О какой праведности здесь еще раз идет речь?
  • Что подразумевают слова «умер напрасно»?
  • Почему Павел написал эти такие личные строки «до такой степени горячо»?
    • О чем он хотел сказать при этом Галатам?

1.3 Раздели текст на абзацы, и дай каждому абзацу заголовок, как изложение содержания этого абзаца

1.4 Сформулируй «сердцевину» (главную мысль текста) одним предложением!

Примерно так:
Автор хотел сказать своим читателям, чтоб(ы) они …

1.5 Примерные предложения к тексту:

1.5.1     Для каждого абзаца

1.5.2     Для сердцевины

здесь

2       Гомилетика

2.1 Каким образом сердцевина текста касается жизни моей общины?
Сформулируй цель проповеди в одном предложение

2.2 Составь план к цели твоей проповеди!

2.3 Примерные предложения к проповеди:

здесь

2.4 Подбери примеры, цитаты или идеи

  • Наш отрезок взят из контекста (стихи 11-21), имеющего свое начало в инциденте, произошедшем в Антиохии (11). Со стиха 14б Павел воспроизводит сказанное в свое время Петру (Voigt).
  • Слово «мы» в стихах 15-17 ясно подразумевает не пришедших из язычества к христианству Галатов, но – стих 15 – «коренных иудеев» (Voigt).
  • Павел говорит: «И мы», коренные иудеи, стало быть, имеющие, как избранные Божии, значительное преимущество (Рим.2,17…; 3,1…; 9,4-5; Фил.3,5) перед язычниками, придя к вере, научились здесь всё переосмысливать (Voigt).
  • Для иудеев вера и дела находятся в очень тесной связи. Да, делом является сама вера (Voigt).
  • Подразумевает ли слово «грешники» (17) то же самое, что в стихе 15, или говорится о том, что вера в фактической греховности ничего не меняет? Или «нас» только ложно обвиняют в том, что мы являемся грешниками? (Voigt)
  • Приобретая вдруг за одним столом с христианами, пришедшими из язычников, нечистую совесть, Петр изобличает вновь обретенную свободу во Христе, как грех, и делает Христа служителем греха (Voigt).
  • Отстранившись и уединившись (12), Петр дал понять, что концепцию «sola fide» он рассматривает, как проступок (Voigt).
  • «Законом» (19) (можно было бы ожидать: крещением) – а именно потому, что меня, грешника, он осудил, так что я уже не имел права на жизнь. «Для закона» – ибо теперь, с тех пор, как я для него умер, он уже выдвигать притязания не может (Рим.6,7.10; 7,2-6; Кол.2,12) (Voigt).
  • Христианин умер со своим Господом. Его новая жизнь, в сущности, принадлежит не ему, а его Господу (20). Подобное встречается в Кол.3,3-4. Говорится в схеме обоих веков. Грядущий век вдается в век старый. Вопреки смерти, жизнь в плоти не закончилась, она постоянно претерпевает трансцендентность в вере во Христа (Voigt).
  • Все мы знаем о том, что подразумеваемое здесь дело должно быть чрезвычайно важным, и всё-таки, в большинстве случаев, можем лишь очень несовершенно сказать, почему (Voigt).
  • Евангелие воскресенья (Лк.18,9-14) могло бы объяснить это наглядно (Voigt).
  • В данном случае немного жаль того, кто несет расходы: Петра. На него резко нападают. … Его уличают в ложной теологии. … То, что подобное встречается в Новом Завете, является утешением (Voigt).
  • Для того чтобы вести нас дальше, Господь церкви также использует заблуждения и поражения (Voigt).
  • В нашем тексте речь идет об исключительности благодати (Voigt).
  • Прибавив в Рим.3,28 к точному тексту слово «только», Лютер превысил полномочия переводчика, но не экзегета (Voigt).
  • Речь шла не о том, должен ли человек при вступлении в церковь Иисуса Христа освободиться от языческого образа жизни и порвать со старыми злыми привычками или нет; насчет этого Новый Завет сомнений не оставляет (Voigt).
  • Здесь, в Антиохии, речь идет о следующем вопросе: что необходимо для спасения? (Voigt)
  • Спорным было не то, должны ли мы были бы жить в каком-то порядке или без всякого порядка (Voigt).
  • После того как выяснилось, что «сердца очищаются верой», еще яснее, что христиане, пришедшие из иудеев и язычников, «спасаются благодатью Господа Иисуса», можно непринужденно беседовать о том, что полезно соблюдать из закона Моисея и язычникам (Деян.15,9.11.20.29) (Voigt).
  • Поведение Петра заставляет заключить, что Христос не справляется с нашим спасением самостоятельно, стало быть, Его спасительные действия нуждаются в дополнении. Тогда это означает следующее: Христос и закон, благодать и благочестивое достижение (Voigt).
  • Там, где – в проповеди или на практике – человек не позволяет пребывать «sola fide», с уверенностью в спасении покончено (Voigt).
  • К ситуации принятия решения приводит не верующий; между тем как человек верит, то, что следует решить, для него решено (Voigt).
  • Может быть, Петр не знал о том, как с ним произошло то, что с такими речами ему «лично противостал» в Антиохии Павел. … Серьезнее была бы ситуация, если бы Петр заведомо уступил запугиванию, терроризированию совести. Хуже всего должно было бы быть то, если бы Петр усомнился в сути самого «sola fide». В последнем случае Павел должен был противостоять ради Петра, в любом случае, однако, – ради всей общины (Voigt).
  • При всей резкости Павел критикует нежно. В слове «мы» он объединяется с Петром (Voigt).
  • Закон исключается, как путь спасения, не потому, что мы терпим с ним неудачу, следовательно, сильно отстаем от «заданной» законом «программы». Он отпадает потому, что не должен был быть путем спасения с самого начала (3,10.19) и не мог бы стать им никогда (2,16) (Voigt).
  • От благодати мы зависимы не потому, что продвигаемся на пути закона недостаточно далеко, но потому, что этот путь не ведет к спасению, как таковой, даже если бы удалось пройти его до цели (Voigt).
  • Пилот, достигающий бешеной скорости уже на старте взлетно-посадочной полосы, затем, однако, не знающий о том, должен ли он поднять руль высоты или нет, неизбежно добьется катастрофы. Он не вправе желать ехать, когда всё-таки должен лететь (Voigt).
  • Искушаемому человеку помогает только безусловная благодать, а для (еще) не искушаемого человека иллюзия относительной благодати становится роком (Voigt).
  • Не проявив мужества веры и поставив рядом с делом Христа определенное хорошее законное поведение, Петр отрицал и обесценил Евангелие в целом (Voigt).
  • Если мы здесь видим неясно, тогда нарушается общение. … Общение за столом подразумевает общение во время Вечери. … В таком случае следовало бы сказать: «Итак, мы, многие, уже не являемся одним Телом». Церковь развалилась (Voigt).
  • Закон хорош – нехороши мы. Пока дело обстоит так, мы будем использовать закон для себя – против другого – как фарисей в притче (Лк.18,9…), и при этом становиться вдвойне виновными (Voigt).
  • Вера в человека и его собственную праведность образует между людьми рвы (Voigt).
  • Никаких предпосылок для принятия даров Иисуса! Наша проповедь не может изложить это достаточно ясно. Данная исключительность покажет, соответствует ли наша проповедь Евангелию. Тем, кто не «приносит с собой» ничего, мы, без условий и ограничений, должны предложить даруемую праведность Христа (Voigt).
  • Тот, кто хочет придти, желанен! Этого не делает мировоззрение, образование, воспитание, раса и происхождение, одежда или манеры. Неважно, кто они: те, кто чувствует себя пустым или пресыщенным; те, из кого вышел толк, или те, кто, имея множество напрасных новых начал и порывов, прожил жизнь бесполезно; успешные люди и бездари; аутсайдеры, не подходящие ни в одну схему, как и незаметные обычные граждане. Иисус хочет их всех – вопрос совести к нам заключается в том, хотим ли их мы (Voigt).
  • Так как грешником является не только бездарь, но и успешный человек, не только оступившийся, но и имеющий «упорядоченную» жизнь, приглашать следует всех (Voigt).
  • Видно, насколько быстро проблема иудеев и язычников перемещается в круг вопросов нашей личной повседневной жизни. … Определенные благочестивые приемы и образы жизни слишком легко автоматически приобретают характер необходимых для спасения дел (Voigt).
  • Может быть, я отстраняюсь и уединяюсь потому, что другой человек является христианином иного «стиля» (Voigt).
  • Увы, если свой способ быть христианином мы навязываем другим, как необходимый для спасения – или отдаляемся, если они не следуют за нами (Voigt).
  • Для спасения необходим Христос, приходящий к нам в Своем Слове и со Своими Таинствами и делающий нас через то, что Он совершает, Своим Телом. Христос связывает (Voigt).
  • Без Христа нет спасения. Без Слова и Таинства нет Христа. Без церкви нет Слова и Таинства. Однако всё это интересует не как «благочестивое достижение», но только, как дело и дар Христа (Voigt).
  • Некоторые опасаются того, что «sola fide» может истолковываться неправильно, будто при этом – главное, ты веришь – покрывается и разрешается жизнь в непослушании, беспорядке и безбожности (Рим.6,1) (Voigt).
  • И Павлу знаком случай, когда община должна отказаться от общения с кем-то или, по крайней мере, прервать его на время – если кто-то не любит Господа (1 Кор.16,22), подразумевается непринадлежность к Нему, или если имеется тяжелый грех, в котором человек не раскаялся (1 Кор.5,11) (Voigt).
  • Пока я стремлюсь к тому, чтобы требовать терпимости, Бог уже не является Богом. «Жизнь для Бога» должна выглядеть иначе (Voigt).
  • «Я сораспялся Христу» – Павел не приучился к новому стилю жизни. Он избавился от сети правил и обязательств закона, от механического давления законной жизни, более того, от тирании закона. Хотя закон еще здесь, но нет меня! То есть я уже не живу. Осуществилось новое начало. Моей жизнью живет теперь Христос (Кол.3,1-4) (Voigt).
  • Новый эсхатологический человек создан в крещении. Мое имя неповторимым образом носит ОН. Я Его не вижу. Но, веря во Христа, я в то же время принимаю всерьез факт своей новой жизни (Voigt).
  • Павел знает о том, что он еще живет «во плоти» (20б). Таким образом, говоря о том, что он умер, он выходит за пределы эмпирического. В вере я постигаю свое будущее, являющееся в таинственном присутствии обитания Христа уже настоящим (Voigt).
  • Какая свобода! Мне уже не нужно заставлять со мной считаться, защищать себя, превосходить другого, так неостроумно отстаивать собственную позицию. Вместо этого: Жаждать, получать и давать прощение! Во мне живет Христос. Я должен только очень серьезно относиться к Его присутствию и, как ребенок, радоваться тому, что Он любит меня вопреки всему (Voigt).

 

  • Сравнение с 2,1-10 ясно показывает усиление. Уже в Иерусалиме конкретная проблема оканчивалась принципиальным объяснением «истины Евангелия» (стихи 5 и 14). … Правда, различие состояло в противниках. В Иерусалиме Павел должен был отстаивать служение и Весть перед лжебратьями, в Антиохии, однако, – перед одним из первых Апостолов, к тому же перед своим ближайшим союзником Варнавой (Brandenburg).
  • Будет ли Павел верным Евангелию и теперь или нарушит свой собственный девиз из стиха 6: «Не смотреть на личность!»? Таким образом, мы имеем здесь апогей первой части Послания и его теологическую основу (Brandenburg).
  • Бросаемыми, словно обломки скалы, высказываниями еще всецело управляет ситуация борьбы. Лишь во второй части Послания с 3,6 Павел детально останавливается на истолковывающих подробностях и различных явствующих точках зрения (Brandenburg).
  • Того, чем, несмотря на пункты постановления Апостолов (Деян.15), могли быть недовольными жившие строго по-иудейски христиане, всё еще было достаточно. Уже до начала трапезы существовала обязанность ритуального омовения рук, освящения всех используемых чаш, кувшинов и горшков (Мк.7,3-4), кроме того платы десятины с пищи вплоть до мяты, аниса и тмина (Мф.23,23). Инструкции вмешивались и в ассортимент не мясных блюд. Запрещалось есть плоды молодых фруктовых деревьев в течение первых трех лет (Лев.19,23-25) и пищевые продукты, выращенные в чужих («нечистых») странах. Лучшим для ортодоксальных иудеев было вообще оставаться в стороне от подобных мероприятий (ср. со стихом 12) (Brandenburg).
  • Иудейские заповеди в отношении еды чужды сегодняшнему европейцу почти так же, как требование обрезания, так что в данном пункте целесообразна потребность в информации. Уже знакомая история в Дан.1 наглядно показывает, как благочестивый иудей поставил ради чистоты пищи на карту тело и жизнь. Во времена раннего христианства эта тема достигала между иудеями и язычниками колоссальных размеров. Павел недаром посвятил ей в Послании к Римлянам 36 стихов, а в 1 Послании к Коринфянам – примерно 24 стиха (Рим.14,1-15,13; 1 Кор.8,1-13; 10,23-32). Однако принципиальная ликвидация данного разделения за столом не было новшеством только Павла. До него в этом направлении уже двигался Петр, как очень подробно рассказывает Деян.10 и 11. Более того: Еще земной Иисус обращал на Себя ропот представителей иудейской набожности, так как ел вместе с людьми («грешниками»!), не считавшимися с иудейскими уставами (Мк.12,16; Лк.15,2). Марк отмечает данную тему в 7,1-23 особо. Кульминационным пунктом является провозглашение Иисусом свободы в отношении еды через решающее Слово в стихах 18-19, которое Марк комментирует так: «Чем очищается всякая пища» (стих 19в). Барьер был разрушен (Brandenburg).
  • Там показательно присоединяется история о языческой матери, в которой также звучит тема общего питания всех с одного стола. Данная история пророчески указывает на миссию язычникам. Весть для всех существует лишь тогда, когда люди могут есть вместе. Заповеди в отношении еды препятствуют общению и при этом подрывают предпосылку всякой миссии, любовь к ближнему. Поэтому «совместная трапеза» стала прямо-таки программным словом раннего христианства. Однако программа еще не является практикой. «Свобода, которую мы имеем во Христе Иисусе» (Гал.2,4) добилась признания в этой области в первом веке лишь с большим трудом (Brandenburg).
  • Стих 16 приносит основное решение Послания к Галатам. Предложенный в тройной модели, он прямо-таки вбивается в голову: стих 16а прерывает стиль свидетеля стиха 15 и формулирует догматический тезис в форме причастного оборота. Стих 16б преподносит ту же самую истину в форме свидетеля, как опыт личной истории. Стих 16в обосновывает тезис указанием на Писание (Brandenburg).
  • Вечно констатируется: Человек не объявляется Богом праведным. Общая потерянность в суде охватывает их всех, иудеев и язычников. Но эта одинаковость имеет силу не только для потерянности, также для спасения. При возвещении Евангелия различаются уже не иудеи и язычники, а вера и неверие (Brandenburg).
  • Согласно контексту речь идет не о делах, которые со своей стороны осуществляет в человеке закон (родительный падеж подлежащего), а о том, что ввиду закона и сообразно с этим законом совершает сам человек (родительный падеж дополнения), и притом он направляет данное действие, как инструмент, на Бога, чтобы обработать им Его. Через такие соответствующие закону дела он хочет «оправдаться перед Богом» (Рим.3,20) (Brandenburg).
  • Обратная формула гласит: объявлен праведным благодаря вере в Иисуса Христа. Бог объявляет человека праведным не как преступника. … С момента сотворения и также в спасении Бог хочет быть совершенно иным Богом, а именно заботливым Отцом, Который со Своей стороны – неожиданно и полностью – несет расходы за человека. Эта изначальная воля Бога в избытке обнаруживается в Иисусе Христе, особенно в страдающем Христе. То, что касается данной веры, Павел углубит в 3,6-9 и 12 (Brandenburg).
  • Стало быть, Павел приводит доводы в опровержение закона только притязанием на исключительность Иисуса Христа. Так как нашей настоящей праведностью является Христос (1 Кор.1,31; 2 Кор.5,11), мы получаем свою праведность не через дела закона. Так как Христос – всё, закон – ничто (Brandenburg).
  • В стихе 16б Павел подхватывает подчеркнутое в стихе 15 «мы»: и мы (а именно христиане, пришедшие из иудеев) уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона (Brandenburg).
  • Стих 16в является завершающим стих намеком на место из Священного Писания в Пс.142,2: ибо делами закона не оправдается никакая плоть. Правда, ветхозаветный Псалом покаяния употребляет вместо слов «никакая плоть» выражение «ни один из живущих», что, однако, соответствующим образом означает: никакой человек (Brandenburg).
  • В Рим.3,20 Павел повторяет данную ссылку на Пс.142. По этому мы узнаем, что эта цитата из Священного Писания была для него находкой, то есть местом в Ветхом Завете, которое говорит о большем, чем завет Моисея, и включается в то, что открылось в откровении Христа Павлу (Brandenburg).
  • В стихе 18 Павел говорит: Сам Петр был виновен в том, что теперь он стоит, как нарушитель. То есть если я восстанавливаю то, что (прежде) сломал, я сам изображаю из себя нарушителя (Brandenburg).
  • С настоящего момента (19-21) Павел разрабатывает тему свободы закона на новом уровне. Доныне он по возможности просто и влиятельно обосновывал ее откровением. Реальность Христа засветилась и сделала всё ясным. Таким образом, он узнал, что это жизненно важно. Свободы закона он достиг не на пути размышления. Но это не исключало то, что затем он также размышлял о своем Дамаске (Brandenburg).
  • Это, строка за строкой, происходит в стиле «я». Однако при этом уже не правят, как в стихе 18, воспитательные причины, но с настоящего момента мы имеем перед собой подлинное глубоко личное свидетельство. Со стихом 20 данное исповедание достигает совершенно необычайного апогея (Brandenburg).
  • Манера говорить о духовной смерти (19) встречается согласно вопросу уже у Иисуса (Мк.8,34) и часто у Павла, а именно в различных контекстах (5,24 и 6,14). … Видя сегодня смерть, мы невольно думаем о биологическом событии, может быть, о засохшем дереве. Теперь мы употребляем это в переносном значении так: Мы умерли для греха; каждое страстное влечение, каждое вожделение и предрасположение в нас для него угасло. Но тогда согласно Гал.5,16-17 мы по-прежнему претерпеваем «вожделения плоти». При этом недейственность Христа и нашей веры кажется доказанной. Мы разочарованно констатируем, что свидетельство Павла о духовной смерти может относиться не более как к христианской элите, причислить себя к которой мы не можем (Brandenburg).
  • Но у смерти есть не только биологический, но, к примеру, также медицинский, психологический, социальный и юридический аспекты (Brandenburg).
  • Как осуществляется данная духовная смерть и эта смена власти? Здесь может помочь выйти из тяжелого положения второе предложение личного исповедания Апостола (стих 19б) (Brandenburg).
  • В 3,1-5 нам показывается позитивный путь: Мы отдаем себя Евангелию. Так это начинается и иначе оно также не продолжается. Данный путь следует проходить без устали, на нем нас встречает и сочетает через Святого Духа с Христом Бог, так что Его участь – Его смерть, погребение и воскресение – становится нашей судьбой, согласно Слову: «Всё Мое твое» (Лк.15,31; ср. с Иоанн.17,10) (Brandenburg).
  • Внутри цепи мыслей Павла параллельно к выражению «мы уверовали во Христа Иисуса» в стихе 16 стоят слова «я умер» (19). Когда ему был открыт Христос, и он принял Христа в вере, он также умер с Ним для закона и мира (Brandenburg).
  • Я живу еще не в небе, а в абсолютно созданном земном положении вещей. Я взят от земли, должен вновь стать землей и являюсь между этим всегда «заземленным». Посредством данного короткого выражения он представляет, что ничто в нем не исчезнет. Для него христианство значит следующее: Я живу в вере! Он принимает эти вещи в вере. Он передает свою ситуацию Господу, а Господа – жизненным обстоятельствам. Он конфронтирует их с Иисусом. Жизнь в плоти и жизнь в вере для него друг с другом гармонируют (Brandenburg).
  • Существовавшая между Отцом и Сыном любовь распространилась и втянула мир: Он возлюбил меня. Он пылко хотел нас и еще раз нас. Для этого Он был беспощадным к Самому Себе. Не щадя ни Отца ни Сына, переливаясь через край, Божья любовь открылась вплоть до самопожертвования и отдала за меня саму себя. Мы были дороже Богу, чем Его самое дорогое (Brandenburg).
  • Павел придерживается своего «или-или» (21): Если законом оправдание, то Христос напрасно умер (Brandenburg).
Werbeanzeigen