52-3 Кто исполнил волю отца? – Мф 21,28-32

Downloadlink: 52-3 Кто исполнил волю отца – Мф 21,28-32

Мф 21,28-32

1.    Экзегеза

1.1 Перепиши текст и найди действующие лица (или того, кто должен действовать), а также ЧТО делается (или должно быть сделано) и ПОЧЕМУ?

1.2 Ответь на следующие вопросы к тексту:

o    В каком контексте находится наш текст?

  • В особенности обрати внимание на связь со стихами 12 и 23!

o    Обрати внимание на союз «а» в вопросе Иисуса!              28

  • К чему он относится?

o    Иисус рассказывает здесь притчу?

  • Что такое притча?

o    Должен ли первый сын автоматически быть старшим?

  • Выражают ли слова «мой сын» внутреннюю близость?
  • Что подразумевается под «виноградником»?

o    Было ли у отца право нанимать на работу своих детей?

o    Почему первый сын говорит «нет»?                                   29

  • Была ли у сына эта свобода не помогать отцу?
  • Почему отец ничего не предпринимает для того, чтобы добиться признания?

o    В чем «раскаивается» сын?

  • Что подразумевается под «раскаянием»?
  • Почему потом он всё-таки пошел работать?

o    Где сегодня есть говорящие «нет» и повинующиеся?

  • Где таким человеком являюсь я?

o    Должен ли второй работать только потому, что этого не захотел делать первый?   30

  • Почему второй сын отвечает у Иисуса так официально?
  • Почему он не пошел?
  • Хотел ли он вообще пойти?

o    Где сегодня есть говорящие «да» и не повинующиеся?

  • Где таким человеком являюсь я?

o    Обрати внимание на то, что для Иисуса важно «действие»!   31

  • Почему «действие» так важно?

o    Кто подразумевается под словом «они»?

o    Обрати внимание на акцент Иисуса при помощи слова «истинно»!

o    Почему «мытари и блудницы» получат доступ к Царству Бога?

  • Кто такой «мытарь», кто такая «блудница»?
  • Почему Иисус называет их вместе?

o    Почему «вперед вас»?

  • Кто подразумевается под словом «вас»?

o    «Божье Царство»! – Где еще у Матфея встречается это выражение?

  • Что под этим подразумевается?

o    Обрати внимание на союз «ибо»!                                      32

o    О каком Иоанне здесь идет речь?

  • О каком «пути праведности» здесь говорится?

o    По чему Иисус мог установить, кто поверил словам Иоанна, а кто нет?

o    Обрати внимание на союз «хотя»!

  • Что хотел сказать этим Иисус?

o    Что такое «покаяние»?

  • Какое отношение «покаяние» имеет к «вере»?

o    Что хотел сказать этой притчей Иисус?

  • Почему Матфей включил ее в свое Евангелие?

o    Где еще в Евангелии от Матфея служение Иисуса так тесно связано со служением Крестителя?

1.3 Раздели текст на абзацы, и дай каждому абзацу заголовок, как изложение содержания этого абзаца

o

o

o

o

1.4 Сформулируй «сердцевину» (главную мысль текста) одним предложением!

Примерно так:
Автор хотел сказать своим читателям, чтоб(ы) они …

o

1.5 Примерные предложения к тексту:

1.5.1     Для каждого абзаца

1.5.2     Для сердцевины

здесь

2     Гомилетика

2.1 Каким образом сердцевина текста касается жизни моей общины?
Сформулируй цель проповеди в одном предложение

o

2.2 Составь план к цели твоей проповеди!

o

o

o

o

2.3 Примерные предложения к проповеди:

здесь

2.4 Подбери примеры, цитаты или идеи

o    В большинстве переводов сын, говорящий «нет», стоит на первом месте, в то время как тот, кто говорит «да», сдвинут на второе (по-другому дело обстоит в „Einheitsübersetzung“ и в «Mengebibel“). Так как текст «Nestle», следуя за одной из важнейших рукописей, имеет обратный порядок, проповедник ставится в определенное затруднительное положение. … Поэтому об этом следует кое-что сказать. … Пожалуй, человек будет склонен последовать переводу Лютера, потому что лишь так просьба ко второму сыну кажется достаточно обоснованной. Если первый сын говорит «нет», то само собой получается, что теперь отец обращается ко второму. Однако решающим этот аргумент не является, ибо данную связь можно было бы прекрасно объяснить себе тем, что отец обращается ко второму сыну после того, как выяснилось, что первый не сдержал свое слово (Rienecker цитирует Dehn).

o    Впрочем, доказать то, что сын, говорящий «да», изначально мог стоять на первом месте, может и вполне вероятный мотив. Кем же является сын, говорящий «да», а кем – сын, говорящий «нет»? … Сыновья, говорящие «да», – это вожди народа (23), с которыми здесь беседует Иисус, а сыновья, говорящие «нет», – это мытари и грешники. Официальным представителям благочестия, принципиально сказавшим Божьим требованиям «да», противопоставлены те, кто говорит «нет», кто отказался от Божьей воли и, таким образом, пребывает в принципиальном отказе. Теперь же дело обстоит так, что вначале Иисус обратился к руководящим кругам народа – это разъясняет притчу о великом пире – а, когда они Его не приняли, пошел к отверженным людям Своего народа, которые Его слушали. Таким образом, в этом порядке просто отразилась бы реальность того, что произошло (Rienecker цитирует Dehn).

o    Матфей помещает эту притчу в ряд текстов, которые – после въезда в Иерусалим и очищения храма – всё настоятельнее и неизбежнее ведут к страданиям (Voigt).

o    То, о чем говорит эта притча, однозначно. Иудейские начальники, говоря о том, что они повинуются Богу, этого не делают (Barclay).

o    Здесь никого не хвалят реально. … Ни один из двух сыновей не доставляет полного удовольствия отцу. Оба несовершенны. Однако тот, кто, в конце концов, всё-таки сделал то, что повелел ему отец, был определенно лучше другого, даже если он не представляет собой идеал сына, уважающего и исполняющего распоряжения отца (Barclay).

o    Кроме того, притча учит нас тому, что красивые слова и обещания не могут заменить добрые дела. Сын, который сказал, что он пойдет, и всё-таки этого не сделал, внешне был вежливым и любезным. … Но, с другой стороны, притча также учит нас тому, что манерой, в которой мы это делаем, мы можем испортить что-то доброе, не проявляя необходимой приветливости и доброты (Barclay).

o    Подобно Лк.15 (Блудный сын) притча объединяет весь народ, как сыновей Бога. Народ Израиль имеет бесспорное преимущество в том, что он находится в такой связи с Богом, которая не может быть устранена даже грехом народа (Рим.3,2; 9,1…) (Rienecker).

o    Стих 32 обращает на себя внимание благодаря тому, что он говорит об отношении людей к Крестителю, не об отношении к Иисусу, как следовало бы ожидать. Это хорошо подходит к вышеупомянутой параллели, где вопрос о полномочии Иисуса также демонстрируется в параллели о Крестителе (Voigt).

o    Структура притчи подобна Лк.7,41-43. В ней встречаются те же самые фигуры, как в Лк.15,11-32. Однако ее высказывание в отношении обоих независимо (Voigt).

o    «Как вам кажется?» (28) – Матфей любит этот вопрос (17,25; 18,12; 22,17.42; 26,66), ответ не готов. Люди, к которым относится обращение, должны найти его сами.

o    Выражение «да, государь» (30) является почтительным обращением (ср. с 7,21). Другой сын его опускает (Voigt).

o    Неисполнение одной заповеди имело, с точки зрения иудеев, не такое большое значение, как принципиальный отказ от послушания.

o    В своем замысле притча кажется очень близкой Лк.18,9-14, даже если на первый взгляд обратной в своей тенденции. Фарисей в Лк.18 мог бы попытаться себя защитить: Тот, кто, как мытарь, просит только милости, не представляет никакого достижения, стало быть, не совершает дел. В Евангелии вообще опасно следующее: Оно дает нам добрую совесть, когда мы «остаемся в грехе, чтобы умножилась благодать» (Рим.6,1). … Однако Иаков говорит: Иак.2,14 (Voigt).

o    Эта притча показывает, что, когда спрашивается о делах, именно мытари и блудницы – естественно, не в исходной позиции, а в конечном результате – вновь находятся «впереди» (Voigt).

o    Власти Бога грешники подчиняются скорее, чем благочестивые люди. Они понимают, каково значение величия Бога и низкого положения человека. А набожные люди превозносят самих себя (23,14) (Voigt).

o    Из притчи ясно вытекает то, что подчинение Божьей власти не осуществляется в необязательности, но объединяется с исполнением требуемого (Voigt).

o    Ведь Иисус пришел не для того, чтобы отменить Божьи требования и притязания, но для того, чтобы их исполнить. Он не хочет приучить нас к лености, вялости и недисциплинированности. Бог должен больше добиваться у нас признания. Его господство над нами должно осуществляться новым образом. Здесь дело не обойдется только восклицанием «Господи, Господи» (30) (Voigt).

o    Проповедь должна выявить, где для нас есть опасности, шансы и перспективы (по Voigt).

o    Смысл нашей притчи заключается в вопросе: В чем видится исполнение Божьей воли. Иисус вновь возвращается здесь к Вести Крестителя, точку зрения которой Он целиком разделял с самого начала (Мф.3,2-4.12) (Rienecker).

o    В том, кто не повиновался призыву к покаянию Иоанна, но соглашается с законом, Иисус видит второго сына из притчи, который затем всё-таки уклоняется от Божьей воли (Rienecker).

o    Грех мытарей и блудниц Иисус не представляет незначительным. Их грехом, который не преуменьшается, остается неповиновение Божьей воле, как позитивным остается познание Божьей воли. Но в решающий час, начавшийся с призыва к покаянию Иоанна, благочестивые люди оказались несостоятельными, а мытари и грешники пришли (Rienecker).

o    Эта притча является последним приглашением Иисуса, относящимся к благочестивым людям (Rienecker).

o    Революционным в Слове Иисуса является то, что Он говорит о том, что решение в отношении того, кто исполняет или не исполняет Божью волю, принимается в НЕМ (Rienecker).

o    В конце важно то, чтобы с нашим природным, постоянно повторяющимся неповиновением Божьей воле мы полностью убегали в руки Иисуса и при этом исполняли Божью волю в истине. Однако к исполнению Божьей воли в этом смысле во все времена скорее готовы те, кто знает о том, что им нечего предъявить, кто знает о том, что они от природы вновь и вновь говорят «нет» (Rienecker).

o    То, что мы говорим «да» и ничего не делаем, принадлежит к типичному образу нашего христианства. То, что верующие много говорят, но не совершают соответствующих дел, является не только необоснованной жалобой мира. Это что-то, в чем мы должны признаться себе сами, а именно, что реально нам не удается быть христианской личностью (Rienecker).

o    Всё-таки это ужасно – вновь и вновь заново констатировать, что мы знаем заповеди, но не соблюдаем их, что в благочестивом эгоизме мы любим самих себя и спокойно оставляем лежать на дороге того, кто пострадал от разбойников (Rienecker).

o    Можно иметь прекрасные познания в области теологии и всё-таки не осуществлять их никоим образом. Можно пылко и ревностно выступать в защиту Божьего Царства и всё-таки «быть наполненным» мирским мышлением. Можно регулярно посещать Богослужения, но всякий раз уходить домой одним и тем же человеком, превосходно научившись всегда относить проповедь лишь к другим людям, а не к самому себе (Rienecker).

o    Здесь мы входим в теснейшее соприкосновение с притчей о великом пире, в которой нам рассказывается о том, что званных вдруг исключили из Царства, в то время как хромые, слепые и нищие, не будучи призванными, устремляются в него (Rienecker).

o    Может происходить так, что посреди потерянности мира всё-таки вдруг исполняется Божья воля. В сущности, нет ничего, что могло бы встряхнуть христианство сильнее, чем возможность того, что его могут обличить в несущественности его веры, что неожиданно против него начинают свидетельствовать те, на кого оно до этого смотрело свысока из мнимой безопасности своего владения или, во всяком случае, рассматривало их, как объект своей миссионерской деятельности или своей заботы (Rienecker).

o    Согласие и неисполнение встречаются, как опыт наших будней. Добрые намерения, также определенные и непременно серьезные обещания Богу – и затем неисполнение обета. … Иисус критикует здесь не наш сбой из-за слабости, а – если так угодно – отказ из принципа (Voigt).

o    Фарисейская правильность и совершенная церковность могут быть ужасно близкими друг к другу (Voigt).

o    Иудейский и христианский фарисей действительно хочет быть послушным своему Богу, можно было бы сказать, он сам верит в свое «да». Но он не совершает того, что пообещал сделать (Voigt).

o    Разве иудейский благочестивый человек ничего не делает (23,4; Фил.3,6; Рим.10,2; Мф.12,7; 23,23.24.29)? Он делает то, что делает, ради собственной значимости (6,2.5; 23,5-7). … Фарисей всегда любит только самого себя. Всё благочестие – это прекрасно оформленный фасад, а за ним нет ничего. Говорить «да» и ничего не делать! (Voigt)

o    Кто-то мог бы подумать, что желание Иисуса понять послушание людей Богу или отклонение ими Его на основании их отношения к Нему (Иисусу) несправедливо. Но речь идет именно об этом! Царское господство близко. Бог вновь хочет овладеть Своим потерянным миром (Voigt).

o    Если мы остановимся на том, как Иисуса отвергли тогдашние фарисеи, это ничего не даст. Вопрос таков: в чем, может быть, являемся говорящими «да» и ничего не делающими мы (Voigt).

o    Нельзя отрицать, что в «церкви Слова» также есть много «слов». Когда вера живет тем, что сделал и делает Бог, она придерживается Слова. Проповедь церкви никогда не могла бы гласить: «мы такие, мы делаем это». Но она гласит: «Он таков, Он сделал и всё еще делает это для нас» (Voigt).

o    То, что церковь на протяжении почти 2000 лет ничего не сделала и не достигла, неверно. Христианская вера изменила в мире многое. … Даже если бы однажды христианство исчезло из мира, человечество бы еще долго жило тем многим, чего добился в Своей общине и через нее Христос (Voigt).

o    Следовало бы также поразмышлять о том, что в мире христианство всегда могло быть только диаспорой (Voigt).

o    Серьезное противоречие между согласием и неисполнением заключается в том, что благочестивыми жестами мы освобождаем себя от исполнения должного. Законная правильность вместо любящей преданности Богу и людям (Voigt).

o    Отсутствует готовность помочь, освобождение, доброта, «мягкость», сила выдержки с другими и за других, радующая надежда, незамеченное служение, действенное в прощении желание общаться (Voigt).

o    Мы также должны смотреть вдаль и обдумывать, где было бы необходимым и возможным исполнение: служение обществу, солидарность с теми, с кем поступают несправедливо, старания для мира среди народов, беспокойство, пока людей истязают и мучают или подвергают дискриминации из-за цвета их кожи и обрекают на жизнь, не заслуживающую этого названия (Voigt).

o    Может быть, мы являемся церковью, которая в таких случаях отводит взгляд, создает себе удобства, обеспечивает себе покровительство могущественных людей (Voigt).

o    Иисус не против согласия. Он против противоречия между словами и делами (Voigt).

o    Где дело действительно доходит до обращения? Именно у тех, кто навсегда распрощался с образцовыми, благочестивыми иудеями (Voigt).

o    И мытари и блудницы занимаются «профессиями», пользующимися дурной славой (Voigt).

o    Если хочешь составить себе представление о людях, нужно учесть условности общества, при которых протекает их жизнь. Как получилось, что мытарь поступил на службу к римским оккупантам? Как эта симпатичная, видная личность стала проституткой? (Voigt)

o    Тот, кто не смог выдержать гнет невыносимой атмосферы родительского дома, легко стал террористом (Voigt).

o    Другой стал «испорченным типом», потому что с его первых детских дней никто правильно о нем не заботился (Voigt).

o    В Иисусе мы испытываем, как любящее обращение может принести в мышление и жизнь таких людей совершенно новую надежду и привести к большому повороту (Voigt).

o    Принимая от Иисуса – надо надеяться, и от нас – любовь, люди возвеличиваются, их «ценность повышается», они одариваются новым достоинством личности и, таким образом, ободряются к новой жизни. Они расцветают в новом облике и с новой надеждой (Voigt).

o    Нас должно встревожить исполнение тех, кто говорит «нет». Мы знаем достаточно нехристиан, которые в своей профессиональной, общественной, вообще человеческой активности очень превосходят нас, христиан (Voigt).

o    Можно было бы почти придти к мысли, что то, как человек относится к Иисусу, неважно, – главное, он соблюдает волю Бога. … Мы бы полностью потеряли подразумеваемую в тексте почву под ногами, если бы заключили, что Божьему Царству (31) вовсе незачем приходить, и не нужен Иисус, Который «спасает погибшее» (18,11; Лк.19,10). Тем, что побуждает Иисуса рассказать притчи этой группы, является раздражение авторитетов из-за Его общения с грешниками. Официальные «церковные» круги в Израиле отвергают Иисуса. Презренные, игнорируемые, явно далекие от Бога, «потерянные» держатся за Него! (Voigt)

o    Как вообще в Евангелии, речь идет не об общих истинах, а о том, что Иисус приобретает власть над сердцами и при этом в них добивается признания господство Бога (Voigt).

o    У этой истории открытый конец. Так дело обстоит у Иисуса почти всегда. Его речь – это обращение, призыв, приглашение, предложение, манящая агитация, заботливые хлопоты о слушателях. Мы поняли бы Иисуса совершенно неверно, если бы подумали, что Он хочет разделить людей на две группы и при этом утверждать, что одним всё равно уже не помочь (Voigt).

o    Естественно, Иисус знает о том, что всё идет к Его печальному концу, с 21,1… в драматичном обострении. Несмотря на это, беседы-споры, к которым принадлежит наша притча, показывают, что Иисус открывает Своим противникам глаза, делает возможными познания. Ведь, может быть, они «изменят своё мнение»! (Voigt)

o    Если выслушать притчу в целом, остается вопрос: Кто теперь действительно говорит «да», а кто – «нет»? (Voigt)

o    Если выявить, что согласие второго сына в реальности является неповиновением, тогда из того, что случается с первым сыном, становится ясно: «нет» может быстро превратиться в «да» (Voigt).

o    Не говорите, что «нет» первого сына весит немного, так как затем он всё-таки пошел. Ведь отказ своему отцу не является добрым правом сына. «Нет, я не хочу»: это оскорбление, это причиняет отцу боль. Обнаруживается, что между сыном и отцом что-то не в порядке (Voigt).

o    Уясним себе, что значит то, что в начале оба сына названы «tekla» (мой сын). В любом случае, мы – сыновья Этого Отца. Нас только спрашивают о том, какими сыновьями мы являемся или хотим быть (Voigt).

o    Яснее всего предложение Иисуса заключается в Слове «а после, раскаявшись» (29). Может быть, мы передумаем! Это надежда Иисуса для нас (Voigt).

Werbeanzeigen